Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:48 

Чи, Фик, Вальс...

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Название: За день до завтрашнего дня сиквел к Вальс в три шага
Автор: Chisako
Альфа: Ю-чан
Бета: нету нихрена.
Фандом: WK
Пэйринг: Брэд/Ран, Ёджи/Айя, Кен/Шульдих, ОМП/ОЖП, ОМП/ОМП, ОМП/ОМП (Да я сама в шоке! О_О)
Рейтинг: NC-17
Жанр: оптимистичный ангст.
Статус: в работе
Disclaimer: Слава Богу, не мое…
Размещение: Спросить автора.
Предупреждение: OOC, AU, Оригинальные персонажи, канон забыт, автора понесло и никак не остановит.
Тэкс, давайте так: НЕ БЭЧЕНО! НЕ БЭЧЕНО! Никакие претензии по орфографии, граматике, орфоэпии, пунктуации НЕ ПРИНИМАЮТСЯ!!! Вообще. Совсем! Абсолютно! Автор на них негативно реагирует. Потому что НЕ БЭЧЕНО! Писалось левой ногой на работе. Можете лучше - идите к себе и делайте лучше. Здесь все плохо.
Примечания: Не стреляйте в пианиста – он играет как умеет.
Саммари: Время неотвратимо. Время идет и меняет всех нас, незаметно, как сменяются времена года. Но однажды ты просыпаешься и понимаешь, что за окном осень.

читать дальше
запись создана: 04.01.2012 в 18:22

@темы: Вальс, фик

URL
Комментарии
2012-04-28 в 16:59 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Смена часовых поясов дала о себе знать. Гюнтер проснулся на рассвете. С кухни пахло едой. Негромко звякала посуда. У окна на втором диване спал Такихиро. Красивый мальчик. Гюнтер посмотрел на него с нескрываемым любопытством. Что-то было в нем не совсем японское. Наверное, его суррогатная мать все-таки была европейкой. Но черты лица красивые. И глаза интересные. Семнадцать лет – это уже мужчина или еще мальчик? Но тело хорошо натренированное, сильное. Эти было видно и вчера на кухне через одежду и сейчас под одеялом.
Гюнтер зевнул и встал. Есть хотелось ужасно. Он привык голодать, но радости в этом было мало. Запах с кухни повлек его к себе, и он пошел.
Красавица, которая вчера открыла ему дверь стояла у плиты. В фартуке и с заткнутым за пояс джинсов пистолетом она смотрелась довольно сексуально. Юко обернулась к нему и махнула лопаточкой.
- Садись, Гюнтер.
- Ты меня даже покормишь? – он охотно подсел к столу.
Юко молча поставила перед ним блюдо с американскими блинчиками и соусник с джемом.
От запаха желудок заурчал так громко, что слышно было, наверное, в соседней комнате.
Девушка приподняла бровь.
- Ты давно ел в последний раз? – спросила она.
- Дня два назад, - честно ответил Гюнтер и ухватил блинчик.
- О, мой Бог! – Юко кинулась к холодильнику. – Погоди. Не ешь в сухомятку. Я налью тебе молока.
- Угу, - вцепившись в блин зубами, ответил немец.
- Ты же пьешь молоко? – она высунулась из-за дверцы.
- Угу.
После четвертого блинчика и второго стакана молока он расслабился и блаженно растекся по стулу.
- Спасибо, - вздохнул он.
Юко улыбнулась.
- Не жалко.
- Чему ты улыбаешься?
- Ты похож на него.
- На отца?
- Да.
- Я знаю. Мне мама говорила.
- Твоя мать видела твоего отца? – Юко на самом деле удивилась. – Я думала, ты зачат сурогатно.
- Так и есть. Но это ведь не помеха увидеться, - хмыкнул Гюнтер. – Они виделись в коридоре. Перед процедурой.
- Как ужасно! - Невольно вырвалось у девушки, и она смутилась собственных слов.
- Не знаю. Мама говорила, он был хороший. Его привели в наручниках. Он посмотрел на нее и сказал «не бойся».
- И это все?
- Да. Все. Потом, гораздо позднее она слышала, что его направили в оперативную группу, - немец улыбнулся. – Мама выкрала меня, и мы бежали к ней на родину. А потом отец и остальные разрушили Розенкройц. Когда я вырос, и мамы не стало мне иногда казалось, что она влюбилась в моего отца. Тогда, за ту единственную минуту в коридоре лаборатории. Потому что он пожалел ее.
Юко вздохнула.
- Скажи, о чем ты думаешь? – спросил ее Гюнтер. – Я не могу читать твои мысли.
- Знаю. На мне блоки, - девушка встала, чтобы поставить на плиту чайник. – Я думаю, что ты сам себе это придумал, но это хорошо. Наши иллюзии поддерживают наш дух и делают нас самих лучше.
- Наверное, ты права. Но знаешь, ирландки такие странные бывают.
- Знаю.
- Ты бы пристрелила меня вчера. Прямо на пороге?
- Без жалости и чувства вины, - она широко улыбнулась. – Но я рада, что не сделала этого.
- Зачем быть ко мне такой доброй? – Гюнтер горько усмехнулся. – Я шел предупредить вас. И не успел. Я этого ничем не заслужил.
- Ты часть стаи, хочешь ты этого или нет, - ровно ответила она, как о само собой разумеющемся.
- Стаи?
- Нашей семьи. Мама не разрешает нам с братом так их называть. Но мы все равно зовем.
- Я - не мой отец.
- Знаю.
Они замолчали. Юко стояла к нему спиной и смотрела на закипающий чайник. Гюнтер любовался изгибом ее спины.
- Какой он на самом деле? – спросил Гюнтер, так и не выдержав этого долгого молчания.
- Шульдих?
- Да.
Девушка обернулась.
- Смешной.
- Смешной? – поразился немец. – Какое странное описание.
- Он гедонист. Любит жизнь. Много смеется, - Юко замялась.
- Говори же.
- Он… у него есть друг.
В глазах Гюнтера появилось понимание.
- Друг - в смысле любовник?
- Да, - она нахмурила лобик. – За пределами семьи об этом не принято говорить.
- И я догадываюсь почему.
- Я не знала, как ты к этому отнесешься.
- Ну, теперь у меня хоть есть оправдание, - немец махнул рукой. – Может это действительно наследственное.
- Ты…
- Джек был моим любовником.
- Ты вчера этого не говорил! – возмутилась Юко.
- К слову не пришлось.
- Ну конечно, - она села рядом с ним. Ей все время казалось, что это дядя Шульдих. Голос, лицо, цвет волос.
- Джеку Кроуфорду сложно сопротивляться, - Гюнтер усмехнулся. – Сложнее чем ты думаешь. Он пророк и эмпат. Чудовищное сочетание.
- Так он тебя что, заставлял что ли? – поразилась она.
- Заставлял – мало подходящее слово, - он отвернулся.
Девушка испугано замолчала. Она была боевой девочкой с чудовищной разрушительной силой, но ее всегда растили в любви, и она на самом деле не знала, ни настоящей боли, ни настоящей злобы, ни настоящего горя.
- Можно… - она тронула его за плечо. – Можно я тебя обниму?
- Из жалости?
- Так можно?
- Да.
Она встала и обняла его, прижав рыжую немытую голову к своему животу.

URL
2012-04-28 в 17:01 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
- Я приняла решение, - после завтрака объявила Юко. – Мы здесь уже второй день. И я не собираюсь прятаться вечно. Мы идем искать Джека.
Хиро хмыкнул. Чего-то подобного он от нее и ждал. Странно только, что она протерпела так долго.
- Не смешите, - Гюнтер махнул рукой. – Вам его не остановить, это во-первых, а во-вторых - он уже в Ирландии.
- Тем хуже для него, - отрезала Юко.
- Он и его команда размажет вас, - попытался вразумить их немец.
- Мы заручимся поддержкой, - Хиро кивнул сестре. – Зря ты в нас не веришь.
- Я верю, что вы красивые, умные, способные волчата своей стаи. Но Джек Кроуфорд это уже другая лига. Он обыграет вас на любом поле.
- Но оставлять все как есть сейчас, тоже нельзя, - снова сказал Хиро. – Дядя Брэд в беде. Наша семья пропала. Наш дом лежит в руинах. Мы должны сражаться, защищая то, что нам дорого.
- Вы японцы все такие? – Гюнтер бросил на него странный взгляд. – Мужество так и прет. Ищите смерти или компенсируете недостаток размера в одном месте?
Такихиро покраснел. А Юко треснула немца по голове.
- Поговори мне тут.
- Но правда же!
- Мы должны защищать то, во что верим, - отрезала она. – Завтра нужный нам рейс. Я заказала билеты. На троих.
- В Ирландию? – удивился Гюнтер.
- Да.
- Откуда у вас такие деньги?
- Я совершеннолетняя, - Юко скрестила руки на груди. – У меня есть счет в банке. Дядя Брэд открыл на мое имя.
- Но ты их все равно не заработала…
- Не поняла, - она прищурилась. – Кто-то хочет лететь домой или нет?
- Хочу, - тихо вздохнул Гюнтер. – Но совершенно не хочу нести ответственности за ваши смерти.


Тор нащупал телефон не с первой попытки.
- Найн, прекрати, - зашипел он. – Это Джек.
- Привет ему, - блондин даже не поднял головы, целуя любовника в шею и ерзая по нему бедрами.
- Да, - выдохнул Тор в трубку.
- Щенки выжили, - этот голос мог лишить эрекции кого угодно.
- Мы знаем, Джек.
Найн недовольно заурчал и сполз ниже. Тор почувствовал, как он зубами расстегивает на нем ширинку. Дыхание снова сбилось.
- Они купили билеты на самолет. Они мне здесь не нужны. Уберите их.
- Мы.. Джек, - Тор вцепился рукой в волосы любовника. – Мы потеряли их.
- Я перешлю вам данные.
- Да... хрошо... – последнее слово Тор почти простонал.
- Я вас не для этого там оставил. Закончите дела и возвращайтесь на базу, - приказал пророк, раздраженный однозначностью звуков.
- Я понял.
- Пусть Найн достанет твой член изо рта и тоже примется за дело.
Джек бросил трубку.
Тор потянул любовника за волосы. Светло-золотистые пряди проскальзывали между пальцев, словно сделаные из шелка. Найн оторвался от него, облизнул губы и посмотрел снизу вверх.
- Трахнешь меня? Или он отбил тебе настроение?
- Он злится, что мы не убили щенков, - Тор обхватил его руками за талию и прижал к себе.
- Джек все время злится.
- Тоже верно.
Они жарко поцеловались.

URL
2012-04-28 в 17:01 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Они ехали в такси. Юко хмуро смотрела в окно. Такихиро устроился между немцем и своей сестрой. Гюнтер уже понял, что взгляды, которые он сам бросает на красавицу Юко, не остаются незамечеными. Цены за такси привели немца в настоящий ужас, но он не стал ничего говорить. Раз уж ему не придется добираться домой самому.
Он хотел вернуться в Ирландию. Там его дом. Там могила его матери. Но там же и Джек. Последний год именно он был ему семьей. Как странно все изменилось.
- Мы сядем в Дублине. Полет будет долгий. С пересадкой, - негромко стала рассказывать Юко. Такихиро не слушал. Было похоже, что этот маршрут ему знаком. – Потом до Клэр.
- Графства Клэр? – поразился Гюнтер, которого знакомое название вывело из задумчивости.
- Да. Ты говорил, что Джек базируется где-то в Слайго, - Юко посмотрела в телефон. - От Клэр доедем сушей.
- Знаешь. Слайго довольно большое графство, - вставил Гюнтер.
- Велик ли путь от Мунстера до Коннахта, - пожала плечами девушка.
- Но я не знаю где Джек сейчас, - ответил немец, хотя и порядком удивился тому, как хорошо они знают Ирландию. Лезть ради такой мелочи в голову Фудзимии Гюнтер не хотел. Угрозу про блендер он хорошо запомнил.
- Найдем. Ты знаешь, где он был.
- Знаю.
В ту ночь он впервые кричал на Джека. В ту ночь он впервые вырвался из его рук. В ту ночь он впервые почувствовал всю свою силу, чтобы защитить то, во что верил. Даже если это ложь. Он помчался спасать отца, который даже не помнил о его существовании. Не ради него самого. Ради того воспоминания об отважной рыжей ирландке, которая бежала от Розенкройц с пятилетним ребенком на руках. Мама заслужила того, чтобы он спас отца. Она всегда повторяла: «Он хороший человек». И возможно, где-то в глубине души Гюнтер просто хотел увидеть его. Какая польза в таком взрослом сыне? Не обнять, ни побаловать. Просто... посмотреть что получилось?
Джек часами изучал записи со Шварц, которые сумел достать. Отец там был... злым, что ли. Другой человек. Не тот, каким его помнила мама. Но в воспоминаниях Юко и Такихиро он, похоже, действительно добрый. Где же правда?
Они миновали въезд в аэропорт. Юко сменила свои рваные джинсы на джинсовый же комбинезон. Гюнтер не понимал – намеренно ли она придает своей внешности такой небрежный характер или это дело вкуса.
- Будьте внимательны, - предупредила их девушка, когда они вышли из такси и шли к зданию. – Нам пришлось оставить оружие, чтобы пройти досмотр. Мне это не нравится, но выбора особого нет.
Гюнтер почувствовал едва заметное искажение реальности. Он схватил девушку за руку.
- Найн и Тор где-то рядом.
Она завертела головой.
- Я ничего…
- Бежим! – дернул ее с другой стороны Хиро.
От парковки шли два гайдзина. Теперь и Юко их увидела. Один из них был просто гигант. Метра два ростом. Темные волосы стояли на голове так, словно его током шибануло. Он был одет в одну майку, давая в должной мере рассмотреть и ужаснуться тугим узлам мышц на руках. Второй гайдзин со светлыми до полной прозрачности глазами, был высоким и стройным. Лицо настолько красивое, что показалось Юко отталкивающим. Длинные светлые волосы свободно развевались на ветру. Бежевый плащ расстегнут. Казалось, у них нет оружия, но оно им и не нужно.
- Бегите. Давайте, - Гюнтер подтолкнул девушку в спину и повернулся лицом к бывшим друзьям.
- Нет! Стой! – заупрямилась она.
Хиро потащил сестру волоком в сторону здания. Он был хмур и сосредоточен. Он знал, что не должен избегать битвы, но он так же должен заботиться о сестре.
- Гюнтер, - Тор покачал головой, когда они подошли.
Немец вздернул подбородок и не двинулся с места.
- Зря ты пошел против Джека, - вздохнул гигант.
- Он хотел убить моего отца.
- И тебе не все равно? – изогнул красивую бровь Найн.
- Значит не все равно, - Гюнтер поднял перед собой руки. – Не трогайте их.
- Джек приказал убрать их, - прозвучало в устах Тора почти с сожалением.
- Я не дам.
- Не поздно ли ты решил показать характер? – спросил Тор, подходя ближе. – Мы же убьем тебя.
- Попробуйте.
Гюнтер почувствовал, как воздух вскипает вокруг Тора. Как же страшно. Нет! Он не должен бояться. Ни огня Тора, ни предвиденья Джека, ни поглощения Найна. Ничего. Он так долго решал для себя вопрос, что же лучше - мертвый лев или живая собака. Что же нужнее, - жизнь или честь. До этого он не знал ничего о чести. Он делал все ради выживания. Но сейчас… он не переживет если Юко скажет, что он трус. Это и есть честь?
Гюнтер вскинул ладони. Тор ударил огнем. Найн успел вскрикнуть – его руки поднялись сами и огонь исчез, не дойдя до Гюнтера. Он много раз видел, как работает дар Найна, но никогда особо не понимал. Даже не знал, получится ли у него поглотить огонь.
- Сволочь, - зашипел блондин, извиваясь в мысленных путах. Сейчас вырвется. Сейчас.
Гюнтер отступал спиной назад. Тор не двигался, глядя то на Гюнтера, то на любовника. Немец давно хотел знать, что будет, если преданность Джеку и любовь к Найну войдет в резонанс. Но не думал, что доведется проверить самому.
- Отпусти его, - с угрозой сказал Тор.
- Не преследуйте нас.
- Когда ты успел стать таким решительным, Гюнтер?
- Когда ты стал игрушкой в руках Джека, Тор?
Расстояние ослабило давление на Найна и он рванулся из телепатических пут. Гюнтер вскрикнул – струны больно хлестнули его.
- Тор! – взвизгнул Найн.
Тот понял и воздух снова вскипел. Гюнтер кинулся на землю, пропуская над головой волну огня.
Огонь струился вокруг обнаженных рук Тора до самых плеч. Поэтому он и не носил ничего с рукавами – прожигал мгновенно.
Гюнтер в ужасе попятился от бывших друзей, не смея даже встать.
- Убей его, Тор, - сказал Найн.
Свинья. Он всегда его ненавидел.
- На него не было приказа. Мы должны убрать щенков.
- Волчат!
- Что? – Найн удивленно посмотрел на крыльцо.
Юко стояла, широко расставив ноги. Хиро на два шага позади нее – он с беспокойством смотрел на сестру. Воздух странно дрожал вокруг девушки. Левый рукав рубашки закатан до локтя.
«На мне блоки», - вспомнил Гюнтер. Блоки! Конечно же блоки! Блоки не от него. А от самой себя. Она тоже паранорм.
- Не щенков, - повторила она. – Волчат.
- Тор, - Найн повис на руке любовника. – Она телекинетик.
- Тогда отойди, - гигант задвинул его себе за спину.
- Гюнтер, иди ко мне! – приказала Юко.
Немец поднялся и рванул к ней. Хиро кивнул ему.
Юко повертела головой, словно разминаясь перед настоящим, а не телекинетическим боем. Тор ударил первым. Хороший прием. Огонь сдавленный его полем, которое раскрывается при попадании в цель. Шар ударился о невидимую преграду. Юко даже не дрогнула.
- Как такие слабаки могли думать, что причинят вред стае? – спросила она. Голос ее звучал не совсем естественно. Гюнтер чувствовал все растущее беспокойство, стоящего рядом Хиро. Он вертел в руках белый браслет, который раньше Гюнтер видел на руке Юко.
Новый шар огня она отбила движением руки. И еще один. Она даже не смотрела куда отбивает. Но, похоже, смотрел Тор. Он прищурился. Каменный карниз сложился, словно сделанный из бумаги под ударами двух огненных шаров и рухнул на голову Юко. Гюнтер не успел испугаться. А Хиро даже не вздрогнул. Девушка подняла голову, и обломки замерли прямо в воздухе. Еще одно движение рукой и они полетели в Тора. Найн рванулся вперед выставив вперед ладони и обломки исчезли, обращенные в ничто. Гюнтер знал, что даже молекул не остается.
Глаза Юко слабо светились, тем ярким оттенком зеленого, который так поразил немца еще на Белой Вилле.
- Юко, - Хиро бесстрашно шагнул в кипящее поле вокруг девушки. – Наш рейс. Надо торопиться. Им даже нет нужды убивать нас. Если они задержат нас здесь, то мы еще неделю не улетим в Дублин…
- Знаю, - огрызнулась она.
- Щенки вы или волчата. Мы не дадим вам уйти, - сказал Тор. Огонь вокруг него стал ярче.
- Если выберетесь, - девушка резко рубанула рукой воздух и асфальт под ногами Тора и Найна провалился. Дыра была аккуратной и явно глубокой.
Мгновенно стало тихо. Хиро накинул браслет на руку сестры и завязал. Она слабо застонала и покачнулась. Гюнтер ее подхватил.
- В самолет. Быстро, - приказала она, потирая глаза. – Они в подвальных помещениях. Выберутся рано или поздно.
До досмотра пришлось бежать бегом.
Уже на летном поле Гюнтер все оглядывался, ожидая преследователей, но их не было.
- Юко, - спросил он с опаской. – А ты самолет удержать сможешь, если он падать начнет?
- Не пробовала, - хмуро ответила она. – Может быть. Если оба браслета снять.
И в этот момент Гюнтер действительно ее испугался.

URL
2012-04-28 в 17:01 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Юко спала, укрывшись пледом и отвернувшись к окну. Хиро равнодушно смотрел в экран телевизора. Непробиваемый парень. Гюнтер тронул его за руку. С тех пор, как познакомились, они не сказали друг другу и двадцати слов.
- Твоя сестра нравится мне, - не зная, как еще привлечь его внимание, сказал Гюнтер.
- Блендер, - сухо напомнил Хиро.
О, так у него все-таки есть чувство юмора! Это облегчает дело.
- Не до такой степени.
- Она красивая. Я знаю, - Хиро посмотрел на сопящий сверток с теплотой.
- Но она меня пугает.
- Она иногда пугает даже семью. Так что это нормально. Она привыкла и не ждет от тебя другой реакции.
Гюнтеру стало стыдно. На самом деле.
- Джек наводил о вас справки. О Шварц, о Вайс, о Конеко. Что за странное название – Конеко? – сказал он, чтобы просто что-то сказать.
- Оно старое, - слабо улыбнулся Хиро. – Так называется семейное агентство.
- Да. Это было написано на вывеске, на том здании, которое разнесли Тор и Найн, - Гюнтер заметил, что от этих слов Хиро напрягся. – Вы уже бывали в Ирландии?
- Да.
- Ты всегда такой многословный?
- Да, - на этот раз он улыбнулся.
- Ты ведь такой же, как и я, такой же, как и Джек, - Гюнтер потерся об него плечом.
- Что это значит?
- Это значит, что ты не знал своей матери.
- Мне это все равно, - парень отвернулся от него.
- Ты пытаешься сохранить лицо, но я знаю, что ты об этом думаешь. Я ведь и сам не знал отца.
- В мире полно сирот, и еще больше детей у которых всего один родитель, - хмуро ответил Хиро. – Я не собираюсь из-за этого страдать. У меня прекрасный отец…
- Который бросил тебя и помчался за любовником?
- Прекрати!
Гюнтер отпрянул от него. Он и сам не совсем понимал, зачем дразнит его.
- Я не хотел…
- Дядя Брэд очень важен для нас всех. Он часть семьи.
- Я знаю. Но разве это не странно?
- Бывает. Немного, - Хиро снова замолчал, явно не намеренный этого больше обсуждать.
Гюнтер загрустил, тоже глядя в экран телевизора.
- Я просто пытаюсь понять, - сказал он через какое-то время. – Похож ли Джек на своего отца.
- Хм, - ответил Фудзимия.
- Это значит – «а какой сам Джек»? – усмехнулся Гюнтер.
- Нет. Это значит – «Так ли это важно»?
- Джек – садист. Мне не верится, что может быть еще один такой же.
- Дядя Брэд не садист, - Хиро покачал головой. – Хотя что-то такое в нем есть.
- Правда?
- Правда. Но папа бывает очень упрям. Иначе бы они не жили вместе двадцать лет, - Фудзимия снова улыбнулся.
- Мне нравиться, как ты говоришь «папа», - немец сдул с лица челку. – Это так мило.
- Это не модно, но я люблю своего отца.
- Я чувствую.
- Ты странный телепат, - вынес вердикт Хиро.
- А много ты их повидал? – немного обиделся Гюнтер.
- Ну, Шульдих работает по-другому.
- Я плохо читаю людей, словно через дебри продираюсь. Управлять легче. Потянул за нити, и они исполняют все, что пожелаешь. Но Найн своевольный, упертый и влюбленный. Такими сложнее управлять. Боюсь, что Тором я бы вообще не смог.
- Брэд говорил, что все способности разные. Видимо и твоя уникальна.
- Похоже на то, - Гюнтер покосился на, ворочающуюся во сне, Юко. – Странно, что сам ты не паранорм. Наследственность то хорошая.
- Когда живешь с паранормами каждый день, такие мысли не могут не приходить в голову, - признался Хиро. – Но я видел, как много горя дар причиняет сестре. И даже если мне иногда хочется быть настолько же сильным, чтобы суметь защитить то, что я люблю. Даже если хочется – пожелать его себе я не могу. Это бы оскорбило Юко.
- И что ты делаешь?
- Просто становлюсь сильнее. Не всем обладать даром.
- Понятно, - Гюнтер сжал его ладонь, лежащую на подлокотнике. – Ты хороший мальчик.
Фудзимия залился краской, и немец отдернул руку. Какие скромные эти японцы. Просто сил нет.

URL
2012-04-28 в 17:02 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Ту би континед, епть...

URL
2012-04-28 в 17:17 

Ызарга
Это всё от бездуховности!
Чи, ты как всегда, на самом интересном месте!:jump2:

2012-04-28 в 17:33 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Ызарга, ну дык.

URL
2012-04-28 в 20:24 

Irma~
Chisako.

Вау! Это круто. Это укурно.
Я подписалась на проду

ОМП/ОЖП, ОМП/ОМП, ОМП/ОМП
Эм, а можно спросить? Все 5 ОМП - разные? ))) Это я к тому - выходит Хиро как и оба отца предпочитает мальчиков? ))))

2012-04-28 в 20:37 

Анж - Мать Забвения
Норма — это массовая патология. Лаконично законченная садистка! Альфа Ангел класса тополь м!
(Да я сама в шоке! О_О)
А по мне так очень неплохо **
С возвращением тебя!
Текст, как обычно замечателен **

2012-04-28 в 21:51 

Irmie
Профсоюз любителей флористов
Очень интересно узнать - каков Джек, много ли у него от Брэда (учитывая некотрые небольшие садистские замашки, котрые Брэд проявлял)
Спасибо!

2012-04-29 в 03:12 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Irma~
Вау! Это круто. Это укурно.
Автор не курит. Автор всегда такой дурак! :))
Эм, а можно спросить? Все 5 ОМП - разные? )
Да :)))) Я не до конца уверенна - надо ли писать в шапке имена ОМП - кто с кем? Если надо - я напишу. Хотя мне кажется, что это очевидно. не?
Хиро как и оба отца предпочитает мальчиков? ))))
Он пока никого не предпочитает :))) Он пока предпочитает семью, сестру, кендо и книги :))) Он об этом не думал :)))

Мать Забвения
А по мне так очень неплохо **
А по мне так автора понесло, как после огурцов с молоком :))
С возвращением тебя!
Я не вернулась. И не собираюсь. Фики, как и было обещано докладываются в старые темы.
Текст, как обычно замечателен **
Ой, нуне нада мне льстить :)) Но все равно спс :))

Irmie
каков Джек, много ли у него от Брэда
Не знаю. Похож, как его плохая копия. Как если бы у Брэда не было Шварц и Рана.

URL
2012-04-29 в 03:12 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
И ЧЕ!!!??? Никто ничего не скажет по поводу "Гюнтера"? :))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

URL
2012-04-29 в 14:22 

Анж - Мать Забвения
Норма — это массовая патология. Лаконично законченная садистка! Альфа Ангел класса тополь м!
А по мне так автора понесло, как после огурцов с молоком :))
вот неправда
Я не вернулась. И не собираюсь.
Но я все равно рада видеть тебя и твои тексты )
Ой, нуне нада мне льстить :))
Я говорю, как есть

2012-04-29 в 14:49 

BlueSunrise
Ставьте перед собой большие цели - в них легче попасть
Как же хорошо, что Вы вновь пишете по Вайсс. Этот фик - как бы продолжение "Вальса", верно? Так приятно вновь встретиться с его повзрослевшими персонажами!

:ura:
Спасибо!!! :white: :red: :white:

2012-04-29 в 16:22 

Это просто потрясающе :crazylove: Бога ради только не бросай :peshi:

2012-04-30 в 09:40 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Мать Забвения, но все равно спасибо :))
BlueSunrise, да кста, о том, что это сиквел Вальса, наверное, мне действительно стоит написать :)))
Bell Dragon, да не собиралась бросать. этот сиквел с самого начала планировался.

URL
2012-05-01 в 23:15 

Мартовская_Соня
дабы не осквернять прекрасное чувством обладания, каждый раз созерцая великолепную работу мастера, нужно говорить - Ну ни хрена себе!(с.)
ООО!Побежала читать)

2012-05-02 в 11:27 

Мартовская_Соня
дабы не осквернять прекрасное чувством обладания, каждый раз созерцая великолепную работу мастера, нужно говорить - Ну ни хрена себе!(с.)
Прочитала!)))ну как всегда собсно....очень интересно!ждем проду))

2012-05-02 в 14:02 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
- Значит вот как, - Джек отложил телефон, и положил подбородок на скрещенные руки. – Все-таки это произойдет здесь.
Его кабинет выходил окнами к морю. Этот кусок земли у моря почти ничего не стоил ему. Но дал хорошее убежище. База была надежной. А Джек ждал гостей.
Вся команда Конеко, как канула в воду после того, как обезумевший от горя Ран Фудзимия бросился за любовником и попал в ту ловушку. Но с ним был отец Гюнтера – могущественный телепат, поэтому логично предположить, что после взрыва они выжили.
Айя Фудзимия, единственная женщина среди них, отвела команду, причем проделала это так ловко, что и следов не осталось. Они даже бросили своих щенков. Впрочем, Джек никогда и не сомневался, что такие люди могут бросить детей. Зачем они вообще их завели?
Джек встал.
Кабинет выходил в коридор, который был выточен прямо в скале. Таких старых, заброшенных монастырей в Ирландии было полно. Этот же забытый не только людьми, но и Богом дал приют группе Джека. Они расчистили его, укрепили, провели электричество. Теперь это больше не был заброшенный монастырь у моря. Теперь это была маленькая укрепленная база. Наверное, когда-то сюда пришелся первый удар викингов. Монастырь запустел, а вскоре был забыт совсем.
Нижний этаж, отведенный под тюрьму и пустовавший так долго, теперь приютил своего долгожданного гостя.
Брэд Кроуфорд умудрялся сохранять лицо даже в такой ситуации. Когда Джек спустился по лестнице, пророк встал.
- Джек…
- Не зови меня по имени, - холодно ответил он.
Брэд вздохнул и покачал головой.
- Как же мне тебя звать? Хозяин? Господин? Сынок?
- Хорошо, что я не наследовал твое чувство юмора, - хмыкнул Джек.
Совершенно седой бывший Оракул производил двойственное впечатление. Джек знал, что его биологическому отцу чуть больше сорока, но видеть его было странно.
- Чего ты хочешь, Джек?
Снова по имени. Ничто в мире не заставит Кроуфорда-старшего принять чужие правила игры. Ни стальная решетка четыре на четыре шага, ни угрозы, ни пытки. До пыток Джек еще не дошел, хотя и испытывал такой соблазн.
- Ты знаешь, чего я хочу.
- Чтобы я заплатил за то, что делал?
- И за то, что не делал, - ухмыльнулся Джек.
- Уже слишком поздно, - Брэд качнул головой. Очки и отросшие белые волосы делали его совсем не похожим на сына. Единственным сходством оставался рост.
- Заплатить по счетам никогда не поздно.
- Я тебе ничего не должен, Джек. Я это уже говорил.
- Даже сейчас ты такой самодовольный, - младший Кроуфорд не подозревал, как становится похож на отца в молодости, когда делает такое лицо. – Я не могу тебе этого простить. Ты знал о моем существовании. Знал! И ничего не сделал.
- Сорок шесть, - холодно ответил Брэд.
- Что?
- У меня сорок шесть детей. Я знал это, но отказываюсь принимать на себя ответственность за них. Я их не хотел. Ты знаешь, что ты плод селекции, а не любви.
- Поэтому в моем существовании нет никакого смысла? – Джек смотрел на отца прямо и безжалостно.
- Это значит, что ты должен позаботиться о себе сам. Как я позаботился в свое время о себе. Если вы мои дети – вы выживете.
- Какое потрясающее самодовольство, старик.
- Возможно, - Брэд отвернулся.
Джек почувствовал в этом слабость. Желание уйти от этого разговора.
- Ты просто спрятал голову в песок.
- Я не буду нести ответственность за то, что сделали Розенкройц.
- Будешь! – окрысился Джек. – Я тебя заставлю. Если ты сам не способен понять. Я заставлю тебя это сделать. Ты знаешь, как тренируют пророков. Знаешь!
- И что я должен был сделать? – тоже повысил голос Брэд.
- Найти нас…
- Вас?
- Всех серок шесть. И прекратить наше существование!
- Если ты хочешь смерти – я готов выполнить это твое желание прямо сейчас, - тихо и хмуро ответил Кроуфорд.
- Уже поздно. Не находишь?
- Поздно, чтобы умереть? Оригинально.
- У тебя двое приемных детей.
- Это так.
- Бросить сорок шесть своих и завести двух приемных?
Кроуфорд вздохнул. Наги. Хиро. Оба его сына уже выросли. Он ими гордился больше чем клонами и собственными селекционными детьми, о которых никогда не хотел знать.
- Ты поймешь однажды.
- Я пойму это, когда увижу, как твое самодовольство сходит с лица, когда я убью каждого из твоей команды у тебя на глазах.
- И это твой план? – Кроуфорд приподнял бровь.
- Твои щенки едут сюда. Ты это предвидишь?
Брэд дрогнул помимо своей воли. Джек не мог этого не заметить. Но он вряд ли понял причину. Волчата стаи выросли не в меру боевыми. И Юко раскатает Ирландию по камушку, пытаясь найти его. Почему опять расплачиваются их дети? Почему семя, падая в землю, прорастает тем же цветком, от которого оно отделилось?
- Вижу, что предвидишь. Предвижу и я, - сказал Джек. – Твои щенки тоже заплатят.
- За то, что я любил их больше тебя? – усмехнулся Кроуфорд. – Сколько тебе лет, что ты все еще не можешь это перерасти?
- Не приписывай мне инфантильности, - Джек Кроуфорд оскалился. – Убивая тебя и твою команду, я просто восстанавливаю баланс.
- Неужели?
Джек развернулся и вышел из тюрьмы. Брэд прислонился к решетке, глядя в крохотное окно под потолком. Только клочок неба и шум волн вдалеке. Беспокоиться ли он о своей команде? Конечно, беспокоиться. О Ране. Тот, наверное, просто сходит с ума. О Шульдихе – будет ли он в порядке так далеко от Оракула. Об Айе, которая попытается его спасти, во что бы то ни стало. После исчезновения Кроуфорда она должна была принять командование и разработать план действий. Что она затеяла? Разве можно быть уверенной, что в голове у этой женщины. И дети. Почему они остались одни? Они должны были бежать на Белую Виилу и ждать пока их не заберут, если и там их найдут – обратиться в Критикер к дяде Наги и дяде Оми, если и это станет опасным они должны были вернуться в Ирландию. Вряд ли Джек понимает, что их прилет сюда может быть просто совпадением.

URL
2012-05-02 в 14:03 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
В аэропорту Юко сняла машину на прокат.
И в тот же вечер они покинули Дублин.
Гюнтеру не доводилось часто бывать в столице. Всего несколько раз. С мамой, с Джеком, и в последний раз, когда улетал спасать отца. Город ему очень нравился и одновременно пугал его. Вызывая почти те же чувства, что и сама Юко.
- Куда мы едем? – спросил он, когда Дублин исчез в вечернем тумане.
- К друзьям, - ответила она и покосилась на него. – Умеешь водить?
- Да. Конечно.
- Сменишь меня после полуночи.
- Юко, - брат тронул ее за локоть. – Нам лучше остановится где-нибудь хотя бы ненадолго. Ты не отдохнула толком…
- Я выспалась в самолете.
- Сестра.
- Знаю, - она дернула плечом. – Знаю, но сейчас не время. Доберемся до дома дяди Фарфарелло и там решим, как действовать.
- Тебе не кажется, что стая где-то здесь? – спросил он.
- Не знаю. Я же не мама. Я не чувствую таких вещей.
Хиро вздохнул и оставил ее в покое.
Гюнтер задремал. За окном машины проносилось шоссе, во мраке ничего не разглядеть. Он проснулся от того, что они притормозили у какой-то забегаловки.
- Что будешь есть? – спросила его Юко, отстегивая ремень.
- А? Что? – спросонья заморгал немец.
- Перерыв на поздний ужин, - усмехнулась она. – Вылезай. Сейчас ты выпьешь кофе и сядешь за руль, а я потом посплю.
- Хорошо, - Гюнтер вылез из машины.
Ночь была теплой и влажной. Откуда-то с континента шли облака, делая ночное небо белесым.
Юко зевнула и устроилась за столиком у окна.
- Я отойду, - Хиро кивнул ей. – Закажи мне что-нибудь.
- Да. Знаю. Без хлеба, - она улыбнулась. – Иди опорожнись. А то ехать еще долго.
Фудзимия ушел. Гюнтер покачал головой. А вот она была чересчур прямолинейной для японки. Не то чтобы он это раньше не замечал. Просто только что задумался над тем контрастом, который они с братом составляли.
- Ты тоже сходи, - велела она, открывая меню.
- Да нет, - Гюнтер подсел к ней. – Я не хочу пока.
- Хм, - вздохнула она. – Может картошки ему заказать? О! Салатик!
Немец подтянул к себе второе меню и тоже начал читать.
Доводилось ли Гюнтеру прежде думать о природе неприятностей? Конечно, доводилось. Любой, кто влипает в неприятности с такой периодичностью, как он, об этом рано или поздно задумывается. Засмотреться на высокого парня, сидя на бортике фонтана – это было к явным неприятностям. Гюнтер это сразу тогда почувствовал. Джек перевел на него взгляд и неприятность случилась.
Сейчас Гюнтер чувствовал что-то похожее. Юко отложила меню и разговаривала с официантом, который определенно на нее пялился. Наконец он принял заказ и ушел к стойке.
- Ты хорошо говоришь на гэльском, - сказал Гюнтер.
- Знаю. Это западный акцент дяди Фарфи.
- Я уже заметил, что у тебя много дядей.
- Ну, извини, - она фыркнула. – Лучше тебе приготовиться к встрече с нашими друзьями здесь.
- К этому надо готовиться?
- Да, - она помолчала, глядя в потолок. – Они немного странные. Дядя Фарфарелло когда-то работал с дядей Брэдом.
- Ну да. А дядя Брэд любовник брата твоей матери. Я уже начал понимать, как у вас все устроено.
Она хмуро на него посмотрела.
- Шутник. Весь в отца, - сказала Юко и продолжила, как ни в чем не бывало. – Дядя Фарфи живет в Тарро со своей семьей. У него жена и дочь.
- Какое счастье, что хоть у кого-то нормальная ориентация!
- Гюнтер!
- Ладно, извини, - он посмеиваясь поднял руки. – Ты же не принимаешь эти шутки, как оскорбительные, правда? Я и сам грешен.
- Нет. Я не считаю их оскорбительными, но они мешают рассказывать.
- Ладно.
- Я хочу забрать Кану с нами. Фарфарелло лучше не покидать дом сейчас. Скоро полнолуние. Он бывает в это время страннее обычного.
- Что-то я не пойму…
- Кана – его дочь. Она паранорм с удивительным сочетанием сил. Она тебе понравится.
- Вы поэтому часто бывали в Ирландии?
- Да, - Юко замолчала, ожидая пока официант нальет кофе и отойдет. – Это наше последнее прибежище.
Телепат посмотрел на ее руку.
- Это и есть твои блоки? – Гюнтер тронул Юко за запястье, чуть ниже браслета. Она убрала руку. Не отдернула. Просто отстранилась.
- Да.
- Что это такое? Я никогда о таком не слышал.
- Я же уже сказала – это блоки. Они запирают мой талант внутри меня самой, - немного раздраженно ответила девушка, явно давая понять, что не хочет об этом говорить. Но если Гюнтер хотел что-то знать, то от него было не отвязаться.
- Оно вроде сплетено из чего-то. Тонкие нити, чем-то смазаны, чтобы не пушились, да?
- Это волосы, - нехотя ответила Юко, глядя в окно.
- О! – немец замолчал, переваривая информацию.
У кого может быть такой дар? Внушение, сделанное телепатом, тоже может держаться довольно долго. Но это скорее благодаря способности человеческого ума к бесконечному самообману, а не чему-то другому. Как может существовать такой дар, который действует даже, когда паранорма нет рядом? Гюнтер тряхнул головой – он не аналитик. В этом смог бы разобраться Джек.
- И зачем ты их носишь? – вместо этого спросил Гюнтер.
Юко пожала плечами.
- Так надо.
- Ты избегаешь собственного дара?
- Не правда, - холодно ответила она. – Просто… я…
- Что? – Гюнтер снова тронул ее за руку и на этот раз она не отстранилась.
- Когда испытываю сильные эмоции – я не всегда себя контролирую. Это может быть опасно. А я училась в обычной японской школе. Я не хотела, чтобы кто-то пострадал.
- Вот как.
Он действительно подумал, что она добрая девочка.
- Что-то брат долго, - она встала, отстраняясь от Гюнтера. – Пойду проверю.
- В мужской туалет? – немец приподнял брови.
Она хмуро на него посмотрела.
Гюнтер хотел отпустить еще какую-нибудь шутку, но так и замер с открытым ртом.
Знакомое ментальное присутствие, как знакомый запах, заставило тело вздрогнуть непроизвольно. Это сигнал? Прощание? Такое смутное чувство. О чем он думает? Слишком быстро удаляется! Нет!
- Джек здесь… был, - сдавлено прошептал Гюнтер.
Юко изменилась в лице и рванулась к туалету. Телепат догнал ее одним прыжком и поволок к двери. Он не понимал, какого черта делает. Он знал только, что надо уходить. Джек так работает. Джек, так живет. Все или ничего. Он опустошает. Он ничего не оставляет после себя.
Взрыв раздался, когда они стояли на пороге. Гюнтер бросил Юко на землю и закрыл собственным телом. Она что-то кричала. Он не мог разобрать. Кажется она звала брата. Осколки, доски, камни колотили по спине. Потом все стихло.

URL
2012-05-02 в 14:03 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
- Гюнтер? – Юко было тяжело и тесно. И она не могла высвободить руку с браслетом.
Когда они упали, немец смотрел на нее черными обезумевшими глазами, а потом потерял сознание.
- Гюнтер, - она с трудом высвободилась из под него. Коротко пощупала пульс. Нормальный. И спина просто исцарапана. Почему все считают, что ей нужна помощь? Чертовы мужчины.
Гюнтер застонал и открыл глаза.
- Ты как? – спросила она, яростно расшнуровывая браслет.
- Что ты… да, я нормально, - он сел.
- Ты отключился на минуту.
- Просто оглушило. Что ты делаешь?
- Там мой брат, - она вытянула последний шнурок. – Я подниму обломки.
- Юко… я боюсь, его там нет, - отводя взгляд, сказал Гюнтер.
- Что? – она замерла.
- Джек дал мне почувствовать свое присутствие. И оно резко удалялось. Наверное, он уже был на трассе, когда так решил проститься со мной.
- Хочешь сказать, - было похоже, что девушку трясет от холодной ярости. – Он увез моего брата?
- Да. Боюсь, что так, - телепат на всякий случай от нее отодвинулся.
Она резко отвернулась, рассматривая обломки.
- Там есть выжившие?
- Да, - Гюнтер тоже встал рядом с ней. – Там. Официант, который нас обслуживал.
- Хорошо. Помоги мне его достать.
Немец с сожалением посмотрел на нее, но не смог поймать взгляда. Она резко двигалась. Лицо застыло. И по нему пробегали странные гримасы боли. Перед кем она пытается быть сильной?
- Джек, не убьет его, - сказал он ей в спину.
Она кивнула и стала расшвыривать обломки, как ребенок мог бы раскидывать кубики. Ужасающая сила. На самом деле ужасающая. Но во второй раз уже не так страшно.

URL
2012-05-02 в 14:03 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Гюнтер вел машину. Юко спала на сидении рядом. Вид у нее был измученный. Она заранее сделала пометки на карте, чтобы он не сбился с пути.
Девушка вздрогнула во сне. Ей снилось что-то плохое. Гюнтер едва сдержался, чтобы не погладить ее по плечу, успокаивая. Но он побоялся, что она проснется.
Гюнтер не знал, но вполне догадывался, какого труда ей стоило продолжать путь без брата. Она его любила. Телепат не мог ее читать, но это и не было нужно. Он видел это в ее лице, движениях, слышал в голосе. Наверное, ей потребовалось нечеловеческое усилие, чтобы понять – они по-прежнему не знают, где искать Джека. И им по-прежнему нужна помощь. Без Хиро в машине было странно пусто. Гюнтер этого не понимал. Мальчишка был красивый, умненький, но тихий и такой невозмутимый, что его потеря не должна была стать для него такой болезненной. А она стала.
Телепат, чувствовал, что словно ступает на неизвестный для себя путь. Он усеян битым стеклом. Но пройти его надо. Гюнтер впервые что-то делал по собственной воле. Он вкладывал свою волю хоть во что-то. Раньше он и не знал, что она у него есть. Он просто плыл по течению. Роценкройц осталось в таком раннем детстве, что он почти ничего и не помнил. Мама увезла его. Потом она умерла, и он скитался по жизни ни к чему не привязанный. Он ел, пил, спал, трахался, танцевал. Производил какие-то действия, просто потому, что жизнь вела его и бросала. Он не принимал решений сам. Просто плыл по течению, даже не задумываясь правильно это или нет, нравится ему это или нет. Так и с Джеком получилось. Джек его подобрал. Дал кров, еду, команду. Он велел – Гюнтер выполнял. И снова не думал. Даже, когда Джек его трахал или играл с его чувствами – это было почти безразлично Гюнтеру. Словно это была не его жизнь. Словно это странное и длинное кино. Словно он не имеет к этому отношения и не может ничего изменить.
И теперь он идет, как по битому стеклу. Так странно принимать решения самому. Так странно самому себе выбирать сторону. Так странно самому проявлять симпатию, тянуться к кому-то и добиваться. И даже беспокойство за Хиро приносило ощущение новизны. Разве он о чем-то волновался раньше? И почему теперь он все время думает о маме? С ее смерти он почти и не вспоминал о ней.
Юко была совсем на нее не похожа.
О, Юко. Гюнтер снова бросил на нее взгляд. Словно его кривое отражение. Воля и сила. Что-то в ней проскальзывает порой, похожее на те старые записи со Шварц, которые смотрел Джек. Улыбка и жест – это Шульдих. Наклон головы и то, как она хмурится – это Кроуфорд. Гюнтер никогда не думал, как сложилась бы его жизнь, если бы его растил отец. И об этом ему тоже впервые предстоит подумать. Не поздно ли в двадцать один рождаться заново? Наверное, никогда не поздно.
Он не сказал Юко на что способен Джек. Пытки в его исполнении могут быть весьма изощренными. Он любит все красивое. Но сейчас, похоже, ему требуется средство воздействия на отца. И приемный сын Оракула для этого подойдет как нельзя лучше. Сколько у них с Юко остается времени, чтобы спасти их? Джек ведет свою игру расчетливо и неспешно. И он не упустит получить удовольствие от своей игры.
Нет. Гюнтер не думал о Джеке слишком много.
Воля Джека имела другую природу. Она была огромной, ужасающей и уродливой. Если Хиро и Юко имели волю, которую сам Гюнтер не имел, то в случае Джека, скорее воля руководила действиями младшего Кроуфорда. Он был ей сам не хозяин. Почему телепат понял это только сейчас?

URL
2012-05-02 в 14:04 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
- Мы почти приехали, - Юко после сна, казалась еще более измотанной. – Здесь поверни налево.
- Хреново выглядишь, - с сочувствием сказал Гюнтер.
- На себя посмотри, - мгновенно огрызнулась она.
Немец улыбнулся. Похоже, она все-таки в норме.
- Я тебя познакомлю с дядей и его семьей, - она попыталась пригладить волосы. – Веди себя хорошо. Не заговаривай о религии и уйдешь целым.
- Я вообще атеист, - растеряно ответил Гюнтер.
- О, мой Бог. И это у вас наследственное, - она оглянулась назад, словно ожидая увидеть на заднем сидении брата. Вздохнула и сжала губы.
- Это вряд ли связано с отцом.
- Да. Возможно, и не связано.
- Куда теперь?
- Снова налево, - подсказала она. – Не приставай к Кане. Не говори о Боге. Скажи «понял».
- Понял, - он улыбнулся.
- Не трусь. Дядя Фарфарелло не любит трусов.
- Хорошо, - эта улыбка далась ему тяжелее. С каких пор с ним это?
- Они тебе понравятся.
- Что-то в свете предупреждений, у меня есть на этот счет сомнения.
- Все будет хорошо, - она хлопнула его по плечу. – Направо и наверх.
- Я не вижу там деревни.
- Они живут не в деревне. Их дом стоит один на холме. Вся эта земля вон до того леса принадлежит им. Дядя Фарфарелло купил ее, когда я уже ходила в первый класс.
- Хорошее вложение денег.
- Да.
Она завязала волосы в хвост и поправила одежду.
Гюнтер уже видел дом на вершине холма, к которому они ехали. До леса было километра два. Трава была почти по пояс. Сухая и новая вперемешку. Она шелестела и качалась, как море. Гюнтер внезапно понял, что ему здесь нравится. Зелено-желтое море качалось вдоль узкой дороги, по которой они ехали. В долине под холмом лежала деревушка. Дом с зеленой черепицей смотрелся так, словно вырос здесь сам по себе. Серое небо стало светлеть.
Гюнтер остановил машину перед домом, прошуршав мелкой галькой дорожки.
Юко кивнула ему и вышла из машины, хлопнув дверью. По ступенькам крыльца кто-то спускался. И Гюнтер тоже вышел из машины, чтобы поздороваться. Он ожидал увидеть «дядю Фарфарелло» о котором говорила Юко. Не то чтобы он совсем не понимал, о ком речь. Но одноглазый берсерк на записях Джека тяжело ассоциировался со словами «дядя Фарфарелло».
Но на крыльце стояла девушка. Гюнтер замер, разглядывая ее. До него начало доходить, почему Юко велела не приставать к ней. Эта девушка вряд ли была человеком. Белые волосы, сплетенные в две тугие косы. Желтые волчьи колдовские глаза. Красота Юко была совсем иной. Она была слишком человеческой.
- Юко? – голос у нее тоже был невероятный. Медленный, красивый.
- Кана, прости, что без предупреждения.
Юко поднялась на крыльцо и девушки обнялись.
- Ты знаешь, что тебе всегда здесь рады, - ответила беловолосая колдунья и перевела взгляд на Гюнтера. - Кто это?
- О, Кана! – Юко стиснула ее руку. – Ты разве не видишь сама?
- Это сын Шульдиха, - ее лицо приобрело озадаченное выражение. – Не знала, что у дяди Шульдиха есть сын.
- Теперь есть.
- А где Хиро? – спросила Кана.
- Я… у нас большая беда, - Юко опустила взгляд. – Папа дома?
- Да. Мама уехала. А отец в подвале.
- В каком он состоянии?
- Сносном. Для полнолуния.
Гюнтер ничего не понял из этого странного разговора.
- Давай позовем его, и я все расскажу.
- Да. Проходите, - Кана приглашающее махнула. – Я вижу вы устали.

URL
2012-05-02 в 14:05 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Юко наблюдала картину, которую видела миллион раз. То, как Кана действует на мужчин. То, как они смотрят на нее впервые. То, как вздрагивают, когда она смотрит на них. Младшая Малефики не была глупой и все понимала, но не была она и тщеславной, четко проводя линию.
Почему же эту картину в исполнении Гюнтера Юко так сложно наблюдать? Какое-то странное чувство. Почему этот мальчишка так смотрит на Кану? Юко знает почему. Но ее все равно это злит.
Она тряхнула волосами. В этом нет никакой логики. Что с ней, в конце концов, происходит!? Ерунда какая.
Кана провела их в дом, усадила за стол, налила чаю.
- Отдыхайте. Я позову отца, - сказала она, перекидывая косу, через плечо. Гюнтер проследил за этим движением инстинктивно. Юко бросила на него испепеляющий взгляд.
Младшая Малефики вышла.
- Какого черта ты так на нее пялишься? – зашипела Юко на телепата.
- А что такого то? – обиделся тот.
- Не смотри на нее так, а то ее отец вырвет тебе глаза и заставит их съесть.
- Я… не понимаю, почему так смотрю, - казалось он стушевался. И Юко вздохнула. Да, что с ней самой? Почему она сердиться?
- Она на всех так действует. Это у нее от матери. Она глушит собственный дар, но не может сделать этого полностью.
- Но этот дар… - Гюнтер уставился на Юко. – Ты же не хочешь сказать, что ее мать Малефики?
- Да, - коротко и почти сердито.
- Тогда понятно.
- Не смотри на нее, - предупредила Юко. – Это расстраивает ее. И злит Фарфарелло.
- И куда же мне смотреть?
- Смотри на меня! – зло бросила девушка.
Они с Гюнтером уставились друг на друга. Чем бы закончилось это противоборство неизвестно. Но в кухню вернулась Кана с отцом.
- Дядя Фарфарелло! – Юко сорвалась с места и бросилась ему на шею.
Кана улыбнулась. А Гюнтер поежился. Вошедший был похож на того берсерка с записей, но был гораздо старше. Светлые короткие волосы. Такие же желтые глаза, как и у дочери. Изрезанное старыми шрамами лицо. Не говоря уже о том, что у него не было одного глаза. Жуть.
- Не лучшее время для путешествий ты выбрала, - хрипло сказал мужчина, обнимая Юко.
- Знаю. Но у нас не было выбора, - она отстранилась и показала на Гюнтера. – Это сын Шульдиха.
- Похож, - осмотрев его, вынес вердикт Фарфарелло. – Как тебя зовут?
- Гю-гюнтер…
Нда. Предупреждение о том, что нельзя трусить сейчас вспомнилось особенно ясно.
- Хорошо. Ты знаешь кто я, Гюнтер?
- Вы друг моего отца, - на этот раз ответ вышел более уверенным.
- Верно, - он снова повернулся к Юко. – Что случилось, что ты примчалась сюда, да еще и привезла попутчика?
- Скажи лучше, что у нас не случилось! – девушка села к столу. – Несколько дней назад на нас напали.
Гюнтер слушал, как она спокойно подробно и обстоятельно рассказывает все, что произошло. Рассказ ее вышел на удивление коротким, емким и спокойным. Фарфарелло все внимательно выслушал и посмотрел на дочь.
- Пойдешь с ней?
- Я бы хотела, - Кана склонила голову.
- Хорошо. Я посмотрю, что могу сделать сам.
- Спасибо, - Юко слабо улыбнулась.

URL
2012-05-02 в 14:05 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Похищение щенка было отличной идеей. Мальчишка без сознания лежал на сидении. Может ли быть средство лучше, чем это, чтобы сделать больно отцу? Жаль, что девчонка выбралась из огня. Хорошо было бы убить ее.
Ничего. Тор и Найн прибудут через несколько часов. Они займутся ею и Гюнтером. Маленький предатель тоже за все заплатит. Хотя перед его смертью Джек предпочел бы увидеть, как он мучается. Кто бы мог подумать, что у него хватит дури пойти против него.
Джек перевел взгляд на свою добычу. Странное ощущение. Приемный сын Брэда Кроуфорда был красив. Джек почему-то не думал об этом раньше. Возможно, пытать его будет интереснее, чем он думал.
Мягкие черные волосы падали на лицо, их трепал ветер, врывавшийся в салон, сквозь приоткрытое окно.
Взять его было даже легче, чем Джек рассчитывал. Оставалось надеяться, что мальчишка не надышался слишком сильно. Не хотелось бы привезти остывающий труп. Тогда игра потеряет смысл.
Спустя пару часов мальчишка так и не очнулся. Джек перенес его в убежище и с удовольствием защелкнул на руках и ногах специальные кандалы. Пока рано показывать его отцу. Мальчишка застонал. Джек облизнулся. Скоро. Совсем скоро он поиграет по-настоящему.

URL
2012-05-02 в 14:05 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Такихиро почувствовал, что лежит в неудобной позе. Голова кружилась. Сознание возвращалось медленно. Что произошло? Он был в придорожном кафе. А потом словно провал в памяти.
Фудзимия с усилием открыл глаза. Сначала все поплыло, но потом обрело четкость и ясность. Обычная спальня. Хиро дернул руками. Он связан? Или скорее скован.
- Ты очнулся? – над ним навис мужчина.
- Где я? – Хиро закашлялся.
- Ты у меня в гостях, - мужчина наклонился ниже, явно разглядывая его глаза. – Можешь начинать бояться.
- Ты… - вдруг Хиро озарило. – Ты Джек?
- Верно, - широкая усмешка.
Фудзимия вжался в постель, пытаясь отстраниться. Он не знал, каким ожидал увидеть их врага. Но это был молодой красивый мужчина. Короткие темные волосы. Глубокие глаза странного кофейного оттенка. Если присмотреться к лицу и вспомнить, что волосы Брэда не всегда были белыми – пожалуй, даже можно уловить явное сходство.
- Нравлюсь? – спросил Джек. Да, это самодовольное выражение лица его сильно портило.
- Ты напал на мою семью и разрушил мой дом, - холодно сказал Хиро.
- Совершенно верно, - снова эта усмешка. – И сделаю еще больше.
- Ты псих? – холодно спросил Хиро. Он понимал, что должен бояться. Но не видел в этом смысла. Семья найдет его. И дядя Брэд где-то здесь.
- Вряд ли, - ответил Джек. – Совсем меня не боишься, малыш?
- Меня зовут Фудзимия. Такихиро Фудзимия.
- Мне это известно.
- Неужели?
Джек улыбнулся неизвестно чему и отстранился. Хиро облегченно вздохнул.

URL
2012-05-02 в 14:06 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Мальчишка вел себя странно. Неужели он все еще не понял, что он теперь игрушка и оружие для шантажа? Какое странное спокойствие и бесстрашие. Какое невозмутимое лицо. Джек оттягивал сладкий миг перед пыткой. Он, правда, это любил. Он успеет увидеть все выражения этого лица, и он будет этим наслаждаться. Он найдет то непередаваемое ощущение, которое для каждого свое собственное, то, что причиняет самую страшную муку. И как разряды тока будет посылать его в сознание. Такихиро Фудзимия. Красивые глаза. Непередаваемо красивые. Какое у них будет выражение?
Мальчишка дернул руками в кандалах. Джек видел, как напряглись мышцы под черной футболкой на плечах парня, когда он потянул за цепь.
Джек помимо воли почувствовал, что сам возбуждается.
Он снял пиджак и повесил его на стул. Мальчишка, молча, следил за его передвижениями по комнате.
Джек бросил на него взгляд. Потрясающе. Сама невинность. Когда младший Кроуфорд видел что-то настолько чистое, ему хотелось запятнать это, рвать, ломать и уничтожать.
Он сел на кровать и склонился к лицу своего пленника.
Яркие фиалковые глаза смотрели на него прямо и немного вопросительно. Джек провел пальцем по его губам. Вот тогда мальчишка вздрогнул.
- Ты похож на своего отца, - сказал Джек.
- А ты на своего, - все так же спокойно ответил он.
- Вряд ли.
- Брэд сказал бы «неужели».
Джек прижал его к подушке. Маленький. Чистый. Спокойный. Красивый. Эмпат не должен терять головы. Эмпат должен контролировать то, что принимает и излучает. Джек поцеловал мальчишку в губы. Тот изумленно распахнул глаза. Поцелуй длился секунды две. Потом Фудзимия укусил его и Джек отстранился, посасывая прокушенную губу. Он едва держал себя в руках. Мальчишка еще не знал, что сопротивление бесполезно и потому его трепыхания только делают все интересней.
- Не понравилось? – спросил Джек, разглядывая эти невероятные глаза.
Фудзимия промолчал, тяжело дыша и слизнув с губы кровь.
- А теперь понравится, - младший Кроуфорд положил ладонь на скулу мальчишки.
- Нет, - Такихиро дернулся, пытаясь уклониться. – Нет… я… не… хочу…
- Хочешь, - Джек вновь наклонился к его губам.
Импульс, который он посылал, был простым и одним из его самых любимых.
Малыш послушно приоткрыл губы, впуская чужой язык. Джек усилил нажим на его сознание. Вот так.
Они целовались долго, пока не стало перехватывать дыхание. Потом Джек отстранился. Мальчишка закрыл глаза и тяжело дышал. Его красивые губы опухли. Он казался в смятении, смущенным и одурманенным разом.
- Малыш? – Джек продолжал держать ладонь на его щеке. Только так он мог контролировать чужие чувства – голая кожа к голой коже. – Понравилось?
- Что ты… - Такихиро открыл глаза. – Ты заставляешь меня это делать.
- Не делать. Я заставляю тебя страстно желать. А ты охотно уступаешь своим желаниям. – Джек прищурился. – Я могу заставить тебя захотеть все что угодно.
- Это… ужасно…
Кроуфорд почувствовал, что мальчишка на грани обморока. Слишком интенсивные ощущения. Но Джеку казалось, что внутри этого красивого сознания словно теплится маленький уголек. Хотелось разорвать его в клочья и добраться до этого уголька.
Нет. Пока рано. Он будет подчинять его себе медленно и надежно.
- Насиловать тебя нет никакого смысла, - Джек с сожалением покачал головой. – Ты не воспринимаешь это так, как другие мужчины. Это не унизит твою мужественность. Странное отношение. Это из-за твоего отца?
Такихиро промолчал, отведя взгляд.
- Если будешь вести себя хорошо – я позволю тебе увидеть Брэда.
- Где он? – а вот это настоящее беспокойство.
Джек ощутил, как от этого маленького уголька внутри Такихиро исходит странная дрожь. Это так приятно.
- Он надежно заперт. Не волнуйся, - надо было уже отпустить его, но Джек не хотел. Приятные эмоции: смятение, смущение, боль, стыд, беспокойство. Но страха по-прежнему нет.
- Чего ты хочешь? – тихо спросил мальчишка.
Он лежал прижатый к кровати и прикованными к изголовью руками и умудрялся сохранять спокойствие. Хотя еще пару минут назад страстно целовал того, кого считает своим врагом.
- Я хочу вашей смерти. И чтобы перед смертью вы мучились, - Джек погладил его по щеке. – Все, что я сделаю с тобой, причинит боль моему отцу. И я собираюсь многое с тобой сделать.
Такихиро снова промолчал.

URL
2012-05-02 в 14:07 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Гюнтер вышел из душа, вытирая волосы. Кана ушла спать, сказав, что постелила ему постель в гостиной и, извинившись, что нет свободных гостевых спален. Похоже, беловолосая колдунья и не подозревала, в каких ужасных условиях доводилось жить телепату прежде. В гостиной ровно горел камин. У решетки сидела Юко. Вид у нее был потерянный. Она подбросила полено в огонь и так и замерла с вытянутой рукой.
- Юко? – Гюнтер сел на застеленный чистой простынею диван и взбил подушку. – Я думал, ты ушла в свою комнату спать.
- Не могу заснуть, - ответила она, не оборачиваясь.
- Вот как, - немец боролся с желанием подсесть к ней и обнять.
- Прости.
- Ничего. Я понимаю.
Юко сидела у огня. Гюнтер сидел на постели. Как можно быть так далеко друг от друга, когда они в одной комнате?
- С ним все в порядке, - сказал телепат. – Если бы он хотел его убить, то убил бы сразу.
- Знаю, - она подозрительно шмыгнула носом. – Ложись спать. Я скоро уйду.
Гюнтер смотрел на ее спину. Одетая в футболку и шорты, с распущенными волосами девушка выглядела гораздо мягче, чем обычно. Ее хотелось обнять.
- Юко…
- Ложись.
Гюнтер вздохнул и лег. Укрылся одеялом и отвернулся к стене. Он все еще не знает, что нужно делать. Слишком много свободы воли разом.
Раздался шорох. Юко приподняла край одеяла и легла рядом с ним, прижавшись к его спине. Вот уж кто не страдал от недостатка воли.
- Юко, - сдавленным шепотом позвал телепат. – Ты собираешься здесь спать?
- Я останусь. Ладно? – тихо попросила она. – Не могу заснуть. Думаю о брате.
- Но я то не твой брат, - он повернул к ней голову.
- Гюнтер, пожалуйста.
Он хотел сказать, что чувствует ее соски через две футболки – ее и свою, но язык не повернулся.
- Ладно, - вздохнул он.
Она обняла его поперек груди и уткнулась ему в волосы. Чувство было странным. Возбуждающим и успокаивающим одновременно. Он не мог ее читать. Она лежала рядом, но где бродили ее мысли, ему было совсем не понятно.

URL
2012-05-02 в 15:12 

Irma~
Chisako.

Каждому Кроуфорду по Фудзимии? )))
У Джека явные проблемы. С логикой.

Решительность Юко - явно от матери. Гюнтер еще не понял как попал )))

2012-05-02 в 15:23 

Chisako.
"Если все такие суки, пусть я тоже буду блядь" (с. Умка)
Irma~
Каждому Кроуфорду по Фудзимии? )))
Угу. Всем сестрам по серьгам, каждой твари по харе :)))
У Джека явные проблемы. С логикой.
С головой у него проблемы. А не с логикой.
Решительность Юко - явно от матери. Гюнтер еще не понял как попал )))
Хули сделаешь. Дочь полка.

URL
   

Слепая вера

главная